вторник, 25 марта 2014 г.

Акцент у основателей стартапов

Хочу поделиться своим переводом статьи Пола Грэма, основателя Y Combinator, про предпринимателей с неродным английским. Очень часто ловил и себя, и своих русских коллег на том, что знание языка (хоть и учат его все практически всю жизнь) - по крайней мере, если не жить в течение нескольких лет в англоязычной стране - недостаточно, чтобы вести разговор так, чтобы и вы, и собеседник в первую очередь сосредоточились на теме разговора - а не на том, чтобы понять, что собеседник только что сказал.

---

Перевод статьи Пола Грэма (август 2013 г.)
Не так давно в Inc.com вышло интервью, в котором я рассказал об одном нашем наблюдении: те стартапы, основатели которых говорят с сильным иностранным акцентом, реже добиваются успеха.
Кто-то стал меня обвинять в ксенофобии и даже расизме - как будто я сказал, что акцент представляет проблему сам по себе.
Я совсем не это имел в виду. Никто в Кремниевой долине такого бы не подумал. Многие из самых успешных предпринимателей говорят с акцентом.
Я говорил о случаях, когда акцент у основателей настолько силен, что люди не понимают, что те говорят. То есть проблема не в культурном сигнале, который связан с этим акцентом, а в том, что действительно трудно построить компанию, когда люди вас не понимают.

Я уже объяснял это в своем интервью с New York Times:
Но когда Грэм отсортировал все компании YC по их стоимости, он обнаружил еще более сильную корреляцию: “Чтобы найти в списке основателей самых успешных компаний людей с сильным акцентом, надо спуститься в этом списке достаточно низко. Я бы даже сказал, пугающе низко - примерно до конца первой сотни”. - Я попросил пояснений. - “Вы можете произносить слова и так, как будто вы русский”, - сказал он голосом советского агента. - “Это нормально, если при этом все могут вас понять”.
Все это прочитали? Все согласны, что в акцентах нет ничего плохого? Проблема возникает тогда, когда людям невозможно вас понять.
Мы видим множество свидетельств того, что начиная с определенного порога из-за непонятной речи руководителя у компании возникают проблемы с развитием. И хотя нам не до конца понятны детали, я практически уверен, что проблема не только в том, что инвесторам сложно воспринять презентацию на Demo Day. Эти презентации идут по две с половиной минуты. Такую короткую речь можно просто заучить на уровне отдельных звуков. В большинстве наборов у нас команды, которые так и делают.
Более серьезную проблему представляет собой устное общение, как я знаю сам из регулярных разговоров с нашими участниками. Во время этих встреч мы обсуждаем множество тонких вопросов. (Даже при беседе по телефону эффективность общения заметно ниже. Именно поэтому мы настаиваем, чтобы наши участники переезжали в Кремниевую долину на срок программы YC). И я вижу, что не погружаюсь так же глубоко в детали бизнеса тех команд, которые не очень хорошо владеют английским. Я чувствую - мы не можем общаться достаточно качественно. И часто, когда я это замечаю, я сразу предупреждаю об этом основателей: большинство из тех, с кем им предстоит общаться, не будут так же стараться их понять, как я.
Основателю стартапа всегда приходится работать продавцом. Не только в буквальном смысле - перед клиентами, но и перед сотрудникам - нынешними и будущими, и перед партнерами, и перед инвесторами, и перед прессой. Поскольку по своей природе лучшие идеи для стартапов выглядят очень похоже на плохие идеи, у вас практически нет права на недопонимание. Но в тоже время, многие из тех, с кем вы будете общаться, будут изначально настроены безразлично либо скептически. Они еще не знают, что вам уготован огромный успех. Вы всего лишь один из многих, с кем они встречаются в течение дня. Они не будут пытаться понять вас, и вы не сможете заставить их специально стараться вас понять.
Вначале я думал просто спустить эту дискуссию на тормозах. Но потом я вспомнил, зачем я вообще сказал в интервью то, о чем написал выше: чтобы помочь основателям. (Я так и сказал в интервью, но в опубликованной версии эту фразу вырезали). Я хочу донести до предпринимателей важную вещь - и проблема от искаженного толкования здесь не в том, что основатели услышат кривую версию моих слов, а в том, что их изначальный смысл будет утерян вовсе.
Несколько лет назад я разговаривал с одной женщиной, которая вела какую-то предпринимательскую программу в Центральной Европе. Она спросила, что им стоит сделать для подготовки участников к подаче заявок в YC. Видимо, она надеялась, что я расскажу ей, как научить их строить стартапы. Но, как я уже писал, лучший способ узнать про стартапы - это запустить свой стартап. Я ответил ей, что самое важное - это добиться, чтобы участники хорошо владели английским. Я не возражаю против критики в свой адрес, но я хочу чтобы это поняли предприниматели, которые хотят приехать в Кремниевую долину из других стран. Говорить с акцентом – совершенно нормально. Но необходимо, чтобы вашу речь можно было понять.
---
Автор выражает благодарность Кэролин Леви, Джессике Ливингстон, Сэму Олтману, Джефу Ралстону, Гарри Тэну и Кевину Хейлу за вычитку ранних версий этой статьи.

Комментариев нет:

Отправить комментарий